Главная / ЗДОРОВЬЕ / Сравнение на практике роддома и перинатального центра

Сравнение на практике роддома и перинатального центра

Каждая женщина, которая готовится стать матерью, рано или поздно начинает задумываться о том, в каком именно медицинском учреждении ее малыш появится на свет. Иногда бывает, что будущая мама желает, чтобы роды принимал конкретный акушер гинеколог – ее знакомый, знакомый знакомых либо, например, известный врач, о котором она собрала очень много положительных отзывов от друзей, родственников или в интернете. Однако чаще всего женщина думает между конкретными учреждениями, как правило, между несколькими родильными домами одного уровня, либо между родильным домом или перинатальным центром. Тем более, что родовой сертификат, который каждая будущая мама получает в женской консультации, позволяет ей именно самой выбирать клинику, родильный дом, перинатальный центр, в которых ее ребенку предстоит родиться.

Какими критериями руководствуется беременная женщина? Их множество, они более чем индивидуальны, начиная от просто «хочу именно туда и всё» и заканчивая подробнейшим анализом каждого учреждения вплоть до персонального разбора штата акушерок. Однако, можно выделить и обобщенные критерии такого сложного, на первый взгляд, выбора, для женщины, особенно впервые готовящейся стать мамой.

• Территориальное расположение родильного дома/перинатального центра. Довольно важная особенность, ведь женщина должна быть уверена, что когда у нее начнутся роды, скорая не будет ехать час, два или больше до родильного дома, что грозит родами в карете скорой помощи, либо в ближайшем родильном доме, но том, в котором будущей маме ужасно не хотелось бы рожать по только ей одной известным причинам. Да и в случае плановой госпитализации в медицинское учреждение, находящееся за тридевять земель, родственникам роженицы будет довольно неудобно посещать ее, передать необходимые вещи, еду, а также организовать выписку новоиспеченной мамы с младенцем.

• Техническое оснащение медицинского учреждения, его соответствие требованиям современной медицины. Довольно простой и ясный критерий: каждой женщине хотелось бы рожать не только под руководством квалифицированного и опытного персонала, но и в клинике, которая оснащена необходимым оборудованием для родовспоможения, современной операционной, отделениями реанимации для матери и ребенка, палатами интенсивной терапии, если таковые будут необходимы.

• Квалификация и опыт персонала. Женщина хочет быть уверенной в профессионализме акушеров-гинекологов, акушерок, неонатологов, даже если ее подход несколько предвзят, поскольку психологическое состояние будущей матери в родах и ее оптимистичный настрой, и спокойствие – залог успешного родоразрешения.

Конечно, у каждой женщины найдется еще, как минимум, дюжина требований к родильному дому, однако, это частности, которых касаться в настоящей статье просто не имеет смысла.

Часто возникает ситуация, когда будущая мать выбирает между несколькими родильными домами в своем городе, или между родильным домом городского (районного) уровня и перинатальным медицинским центром. Вот этот конкретный случай и будет предметом рассмотрения в настоящей статье.

Следует отметить, что с 2012 года российская система родовспоможения разделена на уровни. При этом, между учреждениями соответствующих уровней родовспоможение оказывается путем так называемой маршрутизации более сложных случаев беременности в учреждения более высокого уровня. Учреждение первого уровня – самое удаленное, небольшое, как правило, это родильное отделение в больнице. Учреждение второго уровня – это привычный всем обычный городской или районный родильный дом. Перинатальные медицинские центры относятся к учреждениям третьего, самого высокого уровня.

Чем отличается родильный дом от перинатального центра? Если говорить коротко, то перинатальный центр – учреждение более широкого профиля. Как правило, в нем оказывается не только медицинская помощь женщинам в родах, но и лечение бесплодия, помощь супружеским парам в вопросах планирования семьи, осуществляются процедуры ЭКО, сложнейшие гинекологические операции, а также проводятся необходимые мероприятия по выхаживанию недоношенных детей. Также перинатальный медицинский центр отличается более высокими требованиями к кадрам, как правило, врачи и медицинские сестры в таком учреждении более квалифицированы и опытны. Еще одно отличие – финансирование из бюджета перинатального центра производится в более высоких объёмах, чем учреждений уровнями ниже.

Сказанное выше может не оставить у женщины сомнений в том, что рожать нужно исключительно в перинатальном центре, ведь каждая будущая мама хочет быть уверенной, что помощь ей будет оказана «по высшему разряду».

Однако стоит ли так скрупулезно выбирать место, где рожать, если беременность протекает без осложнений? Если со здоровьем мамы и малыша все в порядке, стоит ли так недоверчиво относиться к обычным родильным домам? Каждая будущая мама ответит себе на эти вопросы самостоятельно, конечно же. Но я постараюсь рассказать о том, как такие разительные отличия между учреждениями разных уровней на бумаге выглядят на практике, и так уж ли значительно отличаются на самом деле друг от друга городской роддом и перинатальный центр.

В нашем городе есть обычный городской родильный дом и перинатальный центр. Стоит отметить, что перинатальным центром он стал сравнительно недавно, до этого времени являлся областным родильным домом. В нашем городе его еще по старинке называют «новым роддомом», поскольку основан он в 1982 году, в отличие от городского родильного дома, ведущего свою историю с 60-х годов XX века.

Еще до рождения моего первого ребенка, я, глядя на своих подруг, родственниц, и знакомых, была уверена, что рожать пойду только в перинатальный. Исключительно в перинатальный, на 200% я была уверена, что мне необходимо только туда, а городской – это отсталость, прошлый век, хамство персонала и вообще кошмар. Масла в огонь подливал интернет, конечно, поскольку отрицательных отзывов о городском роддоме была масса. Абсолютное большинство моих друзей и знакомых ходили на приемы к главному врачу перинатального центра, договаривались с врачами, платили деньги врачу неофициально либо официально в кассу центра, заключая договор, лишь бы родить там. А потом рассказывали, как им понравилось – какие все там отличные профессионалы, как их сажали в джакузи, какие там современные кровати, которые очень быстро трансформируются в родильные кресла, и тому подобное. Тогда я не задумывалась о том, что все эти случаи – случаи абсолютно нормальные, это естественные роды без осложнений, которые прошли бы отлично и в родильном отделении маленькой районной больницы под руководством одной акушерки. Только там джакузи нет и кресел-трансформеров.

Я была беременна сыном. На первые 2 УЗИ-скрининга меня направляли в перинатальный центр. Глядя на ремонт в здании, счастливых рожениц и беременных, врачей, бегающих по коридорам, я укреплялась в своем желании рожать именно там. Однако, ближе к концу срока мне стало ясно, что в перинатальный я не попадаю. Во-первых, у нас не было никаких знакомых, через которых можно было договориться с желаемым врачом. Да и желаемого врача тоже не было – я там никого не знала, и чем Иванов лучше Сидорова, и почему нужно рожать именно у него и платить ему, понятия не имела. Во-вторых, мой врач в ЖК полагала, что моя беременность идеальна, и рожать мне, говоря языком медиков, в медицинском учреждении второго уровня – в нашем городском роддоме. Справедливости ради, так оно и было, поэтому я успокоилась и ждала часа Х, настраиваясь на позитив, и отыскав, все-таки, среди подруг тех, кто родил в городском, и все было отлично.

Но в 36 недель меня на скорой отвезли в городской родильный дом с жуткими болями в животе. Врачи, принимавшие меня, сначала посчитали, что это просто начинаются роды, а я такая слабачка, стону от боли. Держали они меня (и себя, что меня тогда очень пугало) в неизвестности очень долго. Ситуация была критической, но это стало понятно врачам уже на операционном столе. Меня привезли в роддом около 13.00. провели осмотр, крайне болезненный, затем клизма, бритье, подняли в родзал, сделали УЗИ, затем КТГ, затем еще КТГ, потом приходил общий хирург из соседней клиники, так как причину моих болей никто не мог понять. Мне казалось, они считают меня симулянткой… На мое счастье, последняя КТГ показала, что мой малыш страдает, и было решено, что необходимо делать экстренное кесарево сечение. Добрые акушерки заверили меня, что срок уже хороший, и вообще, сегодня воскресенье – «божественный день и бояться нечего». Мне ничего не оставалось, кроме как поверить им, лечь на каталку, стараясь не выть от боли, и поехать в операционную. Я еще успела позвонить мужу и маме и сказать, что операция будет сейчас. Было уже 17.40. Следует обратить внимание на время – в моей ситуации оно имело определяющее значение. Я до сих пор с трудом верю, что все закончилось так хорошо. Как в сказке. Мой сын появился на свет в 18.10. Когда я пришла в себя, мне сказали, что все хорошо, а также вес и рост моего малыша. Позже пришла врач и объяснила, в чем была моя проблема, что они ее устранили, малыш здоров и доношен. Оказалось, что у меня был разрыв матки по ребру (на этом месте у меня был послеоперационный рубец), кровотечение, из-за чего мой сын немного пострадал от гипоксии. Зашили меня, как потом справедливо заметила врач, проводившая мне УЗИ перед выпиской, как матрас. Это нужно было видеть, шрам от пупка до лобка толщиною с палец, неаккуратный, естественно, не саморассасывающимися нитками. Но тогда какое вообще для меня имела значение эстетика, когда врачи спасли жизнь мне и сыну? Никакого значения это не имело, правильно. И вообще, мой лечащий врач, и тот, кто проводил кесарево сечение, оставили после себя отличное впечатление. Опытные профессионалы, вежливые, в нужный момент вообще очень ласковые… После операции меня перевели в палату интенсивной терапии. Несмотря на слухи и отзывы о городском роддоме, что в нем отсутствует ремонт и вообще все как в сельской больнице 50-х годов, все оказалось совсем не так. Да, может быть не как в кино, но все довольно новое. Оценить удобство кроватей в родзале мне особой возможности не представилось, ибо мне было очень больно, и я давно не чувствовала на тот момент шевелений сына, поэтому было совсем не до этого. Однако, помню, что никакой «разрухи» я не заметила. Палата интенсивной терапии мне вообще показалась отличной. В ней явно недавно был ремонт, кровати, коих было три, но я была в палате большую часть времени одна, современные, никаких продавленных матрасов, железных уток и прочих ужасов. В палате умывальник, чистота, и что больше всего меня поразило – пост медсестры, которая представлена именно к тебе и все время рядом. Дать попить – вот она, пожалуйста. Укол обезболивающего? Сию секунду. Даже просто поболтать, когда появились силы, или помочь повернуться – моя фея всегда была рядом. Отлучилась она только ночью, немного подремать, когда и я уже засыпала, предварительно взяв с меня обещание ее позвать в случае чего. На следующий день меня перевели в послеродовую палату. Я попросила персонал предоставить мне именно платную палату, мне очень не хотелось делить ее с другими мамами и их малышами, может, это и эгоистично, но комфорт мне был дороже. А еще хотелось душа и туалета в палате. Оказалось, что платная палата в наличии, причем рядом с педиатрами и детской реанимацией, поэтому, как меня заверили, там мне будут помогать первое время ухаживать за ребенком. Однако в этой палате ни туалета, ни душа не оказалось – нужно было ходить в конец коридора в общий. Я согласилась. Палата по размерам больше напоминала келью. Но в ней был холодильник и чайник, что уже хорошо, а еще допускались посещения родственников хоть круглые сутки. В 2015 году сутки пребывания в такой палате стоили 700 р. Немного было странно, что платила я не в кассу роддома, а лично заведующей детским отделением в стол. Но я с удовольствием перевелась, с надеждой на такое же благоприятное впечатление, как осталось у меня после пребывания в ПИТе.

На деле все оказалось немного хуже. Педиатры, которые заставляют кутать ребенка в палате, где с учетом мощного отопления и солнца с улицы стояла жуткая духота, и класть его греться под лампу (нет, не понижать билирубин под специальной лампой, а просто греться в кювез). Молока у меня не было первые 5 дней вообще. Даже молозива. Ни капли. Однако супер-специалист педиатр после осмотра моего ребенка обвинила меня, что я ела цитрусовые, накормила ребенка, и теперь у него аллергия. При этом я, после кесарева сечения, первые несколько дней питалась бульончиком и детским творожком, которые приносила мне мама. Кстати, питание там – отдельный минус. Я вообще не знала, где столовая, никто не показал и не рассказал, в какую сторону идти, а когда я узнала, оказалось, что меню не подходит ни кормящим, ни послеоперационным мамам. Получается, что если некому вам передать еду – будете пить чаек и есть кашу с утра. И все. И то, если эту кашу вам можно. Так вот, ребенка я не кормила первые дни вообще, ибо было нечем, но меня обвинили в том, что я наелась цитрусовых и наградила бедного малыша аллергией! А это была просто потница, на что и указали медсестры и другой педиатр, от жуткой духоты, кутания сына в теплые пеленки, и лежания под этой жаркой лампой. Когда впервые становишься мамой, все страшно, кажется, что ты ничего не знаешь, ничего не умеешь и, в общем-то, это почти так и есть. Поэтому ты слушаешь всех, боишься возразить даже медсестре, которая то и дело в грубой форме говорит тебе, что ты неумёха. Причем этих медсестер там огромное количество, и каждая дает тебе различные указания. «Ешь, пей то-то и то-то, будет тебе молоко», «Нет, ни в коем случае это не ешь!!!», «Надень ему чепчик, он мерзнет», «Сними, жара!», «Тебе нужно сцедиться!», «Ни в коем случае, будет мастит, лактостаз, завтра смерть». А еще эта постоянная гонка за прибавкой веса у малыша любой ценой. Им все равно, что советует ВОЗ, что малыш должен висеть на груди сутками (и где, как ни в роддоме ты можешь себе это позволить?! Других дел все равно нет!), и молоко придет, что ему достаточно молозива… Нет! Кормление раз в три часа, после – взвешивание, сколько грамм съел. Съел не норму – докорм смесью со шприца. Я вспоминаю это до сих пор с содроганием, мама в такой обстановке быстро превращается в невротичку, не говоря уже о том, что даже в идеальной обстановке рождение ребенка – стресс. Не буду подробно останавливаться на мелочах вроде снисходительных взглядов как на очень не умного ребенка, «тыканье» и грубость от медсестер, их нежелание тебе помочь с ребенком, когда это действительно нужно. И это все, напомню, в платной палате. Однажды меня отчитала платная медсестра, что я лежу уже 4 дня, и ни разу не кварцевала палату. Но, позвольте, кто мне об этом сказал заранее?! Кто мне показал, где включается кварц? Но с таким же успехом можно и со стеной поговорить, правда. Главное – ткнуть тебя, как котенка. В общем, бежала я оттуда быстро. Резюмируя, выделим плюсы:

— Компетентность, профессионализм и вежливость персонала в дородовом, родильном отделениях и в ПИТе;

— Техническое оснащение роддома (на уровне, я и в детской реанимации была – она также произвела благоприятное впечатление);

— Свежий ремонт, чистота.

А теперь минусы:

— Время. Все-таки то, что мне и сыну спасли жизни это заслуга отличных врачей, но нужно делать поправку на то, что столько времени заниматься осмотрами, УЗИ, КТГ, клизмами и тому подобным при разрыве матки и болях, и хороший при всем этом исход – это везение. Минус и в том, что врачи долго не могли понять, в чем проблема. Хотя симптоматика у меня была типичной для таких случаев.

— Детское отделение (обещанные помощь по уходу в комфортабельной палате на деле оказываются некомпетентностью педиатров-неонатологов, грубостью медсестер и маленькой кельей без душа и туалета);

— Питание. Его просто нет.

К слову, мамы, которые после родов лежали в обычных палатах по 5-6 человек, поделились своим впечатлением – оно абсолютно противоположное. Может быть, в дали от детского отделения атмосфера совсем другая. Хотя я сомневаюсь, что там не навязывали ребенку смесь после каждого взвешивания, коих было 8 в сутки!

Выписались мы с сыном на 8 день и благополучно обо всем забыли. Начали расти не по дням, а по часам. Через 2 года мы с мужем задумались о втором ребенке. Врачи уже давали добро, предупредив, что в моем случае между родами должно пройти минимум года, так рубец от кесарева сечения и рубец после разрыва – дело серьезное. Так практически и получилось. Я была беременна дочерью. На этот раз мне предстояла плановая госпитализация в перинатальный центр в 38 недель беременности, о чем на моей обменной карте в ЖК сделали соответствующую отметку. Но судьба распорядилась иначе – в 35 недель история повторилась, снова разрыв, скорая, но привезли меня сразу в перинатальный – в соответствии с отметкой на карте. Я, почувствовав ту же боль, что и 3 года назад, сразу поняла, что происходит, и уже мысленно собралась убеждать в этом врачей в перинатальном центре. Но убеждать никого не пришлось. Исключительная оперативность – меня привезла скорая около 8 вечера, даже чуть позже, а моя дочь появилась на свет в 21.05. За это время, меньше часа, меня даже не осмотрели, выслушали, почитали карту, подробно расспросили о симптомах и о том, что чувствую, дали послушать сердцебиение дочери, и быстро подняли в операционную. Я даже не успела опомниться и сообщить домой, что происходит. Около 11 ночи я была в реанимации и отходила от анестезии, уже даже писала маме, что завтра нужно прийти к нам и сварить сыну и мужу суп. Приходила оперирующая врач, говорила, как все прошло, успокаивала даже. Постоянно заходила медсестра, измеряла давление, пульс, задавала вопросы, поддерживала. К слову, палата была просто «как в кино». Мониторы, датчики, все как-то тревожно пикало, гудело, периодически шипело и навевало еще большую тоску, потому что детский врач ко мне еще не приходил, и что с дочерью – я не знала. Но скоро пришла педиатр-неонатолог и рассказала, что моя дочь в реанимации. Она недоношенная, сама не дышит, есть и другие проблемы, требующие лечения и нахождения в детской реанимации определенное время.

На следующий день меня перевели в послеродовое отделение. Палата снова была отдельной, платной, на этот раз с собственными душевой и туалетом. К слову, в этот раз чисто психологически мне была необходима отдельная палата, поскольку в условиях, когда моя дочь в реанимации, на ИВЛ, я не могла находиться в палате с другими мамочками и их детьми. В этот же день я пошла в реанимацию к ребенку. Дочери стало хуже, обнаружилась врожденная пневмония, но, честно говоря, я ни на секунду не сомневалась, что все будет хорошо, глядя на обстановку детской реанимации и врачей. Не буду вдаваться в подробности, но это высочайший уровень. Детские врачи, анестезиологи-реаниматологи – профессионалы и врачи от бога, по-другому не скажешь. Медсестры на ногах 24 ч в сутки, обеспечивают малышам постоянный уход. Кормление, подмывание, смена подгузников, медицинские процедуры – все на них, а детей в отделении очень много. В том числе тяжелых, глубоко недоношенных детей. Врачи уделяют внимание каждому ребенку и каждой матери – ежедневные беседы с врачами, в ходе которых никто не строит радужных перспектив без оснований, но и не пугает просто так, — только объективная информация о состоянии ребенка. Поощряется грудное вскармливание, никто без особой необходимости не навязывает вам смесь, и не взвешивает ребенка 8 раз в день. Мама сцеживает и приносит молоко 8 раз день. Сколько есть, столько и приносит. При этом, каждый день вас в палате навещает консультант по грудному вскармливанию. Персонал в послеродовом отделении исключительно вежлив (за некоторым исключением), делает свою работу профессионально.

Питание – отдельный разговор. На следующий же день после операции мне в палату (я еще была в реанимации) принесли тарелку бульона и чай. В послеродовом каждый день перед раздачей пищи в палаты заглядывала буфетчица и приглашала за едой, а первые дни – выдавала сразу в палате. Для послеоперационных было отдельное щадящее меню, у буфетчицы был пофамильный список. Когда я перешла на общий стол, и стала есть обычную еду, оказалось, что меню в основном приемлемое и для кормящих.

Неприятным моментом стало то, что я до дня выписки практически не знала, кто мой лечащий врач. Врач, которая меня оперировала, заходила в палату однажды. Каждый день на обходе были разные врачи, а лежала я там 8 дней. В итоге, в последний день выписку мне делала врач, которую я видела впервые. Еще один минус – выписка и перевод. На восьмой день моя дочь подлежала переводу в детскую больницу вместе со мной. При этом, по очень странным причинам, в реанимобиль маму не пускают. Малыш едет отдельно, мама своим ходом. На такси, пешком, с родственниками – это никого не волнует. Кстати, в городском роддоме мать и ребенок едут вместе.

В итоге в день выписки моя дочь уехала до полудня. А мою выписку еще даже никто не начинал делать. Пока я бегала по врачам и добивалась выписки, а потом долго ждала ее оформления, прошло несколько часов. В больницу я попала уже в четвертом часу дня. Все это время моя голодная дочь ждала меня одна в больнице.

Да, отдельно стоит упомянуть о шве. В этот раз хирург-профессионал не только провела операцию без осложнений и вытащила нас с дочкой, но и зашила меня исключительно. Тоненький косметический шов, саморассасывающиеся нити – это избавило меня от неприятных ощущений при снятии швов.

Резюмируя, остановимся на плюсах:

— Техническое оснащение перинатального центра (это высочайший уровень. Если в городском роддоме было просто хорошо, то здесь — отлично);

— Персонал (высококвалифицированный, вежливый, быстрый);

— Время (в экстренной ситуации не медлят, не делают ненужных обследований, сразу начинают вас спасать);

— Ремонт, чистота в палатах, наличие лифта не только больничного, но и для пациентов и посетителей, комфортабельность платной палаты;

— Детская реанимация высочайшего уровня, выхаживание тяжелых детей, надлежащий уход за ними;

— Питание.

Минусы:

— Ситуация с лечащим врачом (это практически мифический персонаж);

— Хаос при выписке.

Таким образом, мое впечатление от пребывания в перинатальном центре – хорошее. Это, действительно, учреждение самого высокого уровня. Однако, я считаю, что если у беременной нет никаких проблем, осложненного анамнеза и тому подобного, то стремиться попасть в перинатальный центр нет особого смысла. Платить немало денег за комфорт на 4 дня (в обычных ситуациях без осложнений выписывают обычно так) – дело каждого. В конце концов, платную комфортную палату можно взять и в городском роддоме, это мне досталась келья, а нормальные были заняты. Но это не вопрос жизни и смерти – мучительного выбора между городским родильным домом и перинатальным центром. Последний нужен, когда вам необходима экстренная помощь в сложнейшей ситуации. А когда все отлично – в городском родильном доме персонал сделает все, чтобы ваш малыш появился на свет без проблем, и выпишет вас, счастливых и здоровых через 4-5 дней домой.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика